?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Flag Next Entry
Путь в политику по-русски. Часть 1.
ivan_ushenin
Оригинал взят у yurnik_br в Путь в политику по-русски. Часть 1.
Моя знакомая, Татьяна Сухарева, решила стать депутатом Мосгордумы. Утром дня, в который она должна была получить удостоверение кандидата, в ее квартиру вломились неизвестные, оказавшиеся правоохранителями.

Я не хочу рассуждать, совершила ли Татьяна что-то противоправное или нет. Я просто поделюсь с вами черновиками ее книги, которую Таня начала писать. И, опять же, не важно, виновна Сухарева или нет. Важно знать, что может ждать виновного или не виновного на пути в политику.

Если возьмешь пятьдесят первую
...Когда меня завели в кабинет к следователю, то оперативник первым делом сказал кому-то: «Пулю нашли». Какую пулю? Откуда? Как я поняла уже позже, легенда про пулю была попросту одной из манипуляций, чтобы я прониклась всей серьезностью происходящего и быстро дала нужные показания. Брали на испуг.

Кабинет занимали следователи Демина и Убогова. Грубая женщина в форме майора (как оказалось, майор Демина) тут же начала допрос. Выражением лица и манерой разговора она напоминала гестаповца из старых советских фильмов о войне.

— Я не буду говорить без своего адвоката, — сказала я.
— Вы в качестве свидетеля — пока. Явились на допрос добровольно. Адвокат вам не положен.
— То есть как это добровольно?! Когда меня силой затолкали в машину, когда меня ударили дверью по руке?
— А вы не стройте из себя умную. Все равно сядете на семь-восемь лет. И только от вашего поведения и признания вины зависит снижение срока. А если возьмете пятьдесят первую, то на все десять в Мордву поедете.

Не скрою, после этих слов мне стало жутко. Но я собралась с силами и повторила, что без адвоката отвечать на вопросы не буду. Демина ухмыльнулась:
— Какого депутата Мосгордума потеряла!
Я продолжала настаивать на звонке адвокату.
— Звоните, — сказал оперативник, карауливший меня.
— Дайте телефон.
— А вы со своего позвоните.
— Вы же его забрали у меня, верните.
Следователи и оперативник громко заржали.

— Полюбуйтесь, что про вас написано, — сказала Демина. — Какого депутата Мосгордума потеряла!
Она прочитала мне заметку из Интернета. Там говорилось, что кандидата в депутаты Мосгордумы — то есть меня — и еще шестнадцать человек задержали по подозрению в продаже поддельных бланков полисов ОСАГО. Сухарева признала свою вину, изъято более двадцати тысяч поддельных бланков, проведено двадцать восемь обысков...
Вот как. Полиция сообщила в СМИ о том, что я во всем созналась. Я поняла: значит, они выбьют у меня признания любой ценой.

...Через восемь месяцев, когда меня перевели под домашний арест, я попыталась найти заметку, которую мне прочитала Демина. Я искала долго и кропотливо. И не нашла. Ни один новостной сайт, ни одно СМИ не написало: «Сухарева во всем созналась» или «Сухарева признала свою вину». А материалов в прессе о моем задержании вышло немало. В них было много явной лжи. Обыски в типографиях, молдавские аферисты, изъятие двадцати тысяч полисов — все это полный бред, экстренно сварганенный, чтобы придать моему аресту хоть какую-то легитимность. Как же, сенсация! Кандидат в депутаты Мосгордумы оказалась главой этнической преступной группировки, и доблестная полиция схватила ее аж перед получением кандидатского удостоверения. Молодцы, оперативно сработали. Много лжи написали, но нигде — ни слова о том, что я во всем созналась. Значит, следователь специально прочитала новость с искажениями. Она хотела дать мне понять, что мое признание — уже решенный вопрос.

— А партия ваша уже от вас открестилась, — заметила Демина, дочитав заметку, и перешла к комментариям под новостью: — «Вот такие у нас депутаты!», «Васильева перекрасилась », «Ну и рожа, ей бы в колхозе дояркой работать».
— Я могу ознакомиться? — спросила я.
— Вам не положено пользоваться интернет-ресурсами, вы арестованы. Вы сами себя задерживаете.

Масечка между пытками
Следователь приступила к допросу. Я упорно отказывалась говорить без адвоката.
— Я вас в психиатрическую больницу отправлю, — сообщила Демина, — и вас там так заколют, что вы на всю жизнь овощем станете.
— Я не буду отвечать на вопросы без адвоката, — настаивала я.
— Какая сложная женщина, — сказала женщина помоложе в платье и туфлях на каблуках.

Я все еще надеялась, что ребята дозвонятся хоть до какого-то адвоката, мы прервем допрос, и я успею зарегистрироваться кандидатом в депутаты.

Тут я почувствовала удар по голове такой силы, что, похоже, на какую-то долю минуты потеряла сознание. Потом — еще и еще. В голове как будто звенел набат, в ушах стоял шум, глаза застлала ярко-синяя пелена. Еще удар. Еще один.

Потом я увидела, что меня бьют пластиковой бутылкой, наполненной водой.

Голова казалась огромной и чугунной. Я думала, что мозг сейчас взорвется.

Внезапно у следачки зазвонил мобильный. Она сделала знак избивающему меня менту. Он прекратил наносить мне удары и изо всех сил зажал мне руками рот, при этом прижав меня к спинке стула для того, чтобы звонившему не было слышно моих стонов и криков.
- Да, масечка, - отвечала в это время Демина, и в ее голосе прозвучали нежные нотки. – Я сегодня задержусь на работе, погуляй пока, я тебя встречу.

Она говорила с ребенком. Говорила, временно приказав остановить пытки другой женщины, чтобы ребенок не услышал, в чем заключается «работа» его матери. Сегодня она вернется домой и будет заботливой женой и матерью, будет гулять с ребенком, готовить мужу ужин, рассказывать о трудностях на работе. Ребенку она расскажет, как обезвредила опасную преступницу, не упомянув ни о пытках, ни о политическом заказе дела. Он будет гордиться тем, какая у него героическая мать.

А я сегодня не вернусь домой. А может вообще не выйду отсюда живая.

Позже, когда я уже знакомилась с делом, эта же следователь Демина возмущалась, когда я с ней не здоровалась. «Вас что, здороваться не учили». Но я не Мишель Бачелет, и здороваться с тем, кто меня пытал, не могу.

И каждый раз, когда Демина видела меня на следственных действиях, у нее начиналась истерика. Она без причин хамила мне и кричала на меня.

Когда мы со Светланой Мелиховой были в суде по жалобе на нарушение моего права на защиту, то Демина на голубом глазу заявила, что я явилась на допрос добровольно. Это после того, как суду была продемонстрирована видеозапись, где во время обыска я кричала, когда меня били. Это при том, что полно свидетелей моего насильственного захвата.

Конечно, я знала о пытках в полиции. Но никогда не предполагала, что это произойдет со мной.

1.jpg


promo ivan_ushenin march 31, 2016 18:44 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Здесь, в ПРОМО моего блога ЖЖ, вы можете разместить свой пост всего за 10 жетонов на 24 часа !!! Так же можете обращаться в личку по всем предложениям рекламы и сотрудничества !!!

  • 1
вот где то вранье... ))) нутром чую....

1. Я не верю, что человека могли арестовать только за то, что он пошел в Мосгордуму. Есть много более простых способов его туда не пустить. Сам знаю ))))

2. Свидетелю можно пользоваться адвокатом.

3. Подобные способы признания говорят обычно выбивают из простых уголовников, но вряд ли из "политических" или "экономических".

Все смахивает на то, что человек реально шел по уголовке, но решил из этого сделать пиар, мол за идею страдает.

  • 1